Форменное издевательство. Семье погибшего в Сирии офицера из Приморья отказали в пенсии

Суд во Владимире удовлетворил иск вдовы погибшего в Сирии российского офицера Андрея Пыленка к областному военкомату, который отказывал ей в полагающейся надбавке к пенсии по потере кормильца. Выплаты Вере Пыленок и двум ее детям должны были быть проиндексированы на 32% как членам семьи ветерана боевых действий, однако военкомат отказывался причислять к таковым погибшего. Как сообщает «Коммерсант», военкоматы всегда отказываются признавать подобные иски.

У 35-летнего капитана 3-й отдельной разведывательной авиационной эскадрильи Андрея Пыленка, погибшего при заходе на посадку самолета Ан-26 на российской базе Хмеймим в Сирии 6 марта 2018 года, в Приморье остались жена и двое детей. Спустя два месяца после авиакатастрофы Вера Пыленок вместе с детьми переехала во Владимир, где она родилась. В ноябре прошлого года вдова офицера обратилась в областной военкомат с просьбой сделать перерасчет пенсии по случаю потери кормильца себе и двум детям с учетом надбавки 32%, полагающейся ветеранам боевых действий. Ей отказали, хотя законодательство предусматривает повышение выплат не только самим ветеранам боевых действий, но и членам их семей при назначении пенсии по случаю потери кормильца. После отказа Вера Пыленок обратилась в прокуратуру.

— Мне сказали, что в итоге решение будет положительным, просто надо пройти такой путь — от военкомата до прокуратуры и суда, — рассказала она газете «Коммерсант».

В 2003 году в Чечне погиб ее отец-военнослужащий, и родственникам точно так же отказали в надбавке к пенсии. В итоге суд встал на их сторону.

— Позиция военкоматов в том, что они отказываются всегда признавать такие иски. Несмотря на это, данные исковые заявления выигрываются и восстанавливаются права, — пояснил помощник прокурора Владимирского гарнизона Илья Болдырев, подавший иск в Ленинский районный суд Владимира в интересах Веры Пыленок.

Военкомат отказался признавать иск на основании того, что погибший Андрей Пыленок якобы не являлся ветераном боевых действий. Между тем он находился на спецзадании в Сирии с 7 ноября 2017 года до своей гибели. Мало того, по словам Веры Пыленок, статус ветерана ее супруг получил еще в 2009 году за участие в боевых действиях в Чечне. Суд в итоге установил, что «погибший Пыленок в силу прямого указания вышеприведенного закона («О ветеранах») являлся ветераном боевых действий». 10 января текущего года он обязал военкомат выплачивать Вере Пыленок и ее детям пенсию по потере кормильца с учетом надбавки ветеранам боевых действий, а также выплатить недополученную за прошлый год сумму в размере 39,8 тыс. руб. Решение пока не вступило в законную силу.

Военно-транспортный Ан-26, в котором находился Андрей Пыленок, разбился при заходе на посадку на военную базу Хмеймим в Сирии 6 марта 2018 года. На его борту было 39 человек, все они погибли. Эта потеря стала крупнейшей для Минобороны России в этой кампании. Капитан Пыленок незадолго до гибели был представлен к званию майора, с соответствующим приказом его должны были ознакомить в родной части в Приморье. С 2010 года он служил на аэродроме Яковлевского района в должности начальника командного пункта — заместителя начальника штаба по боевому управлению. До этого офицер принимал участие в боевых действиях в Чечне и Таджикистане.

Председатель межрегиональной общественной организации «Союз ветеранов военнослужащих, проходящих службу в Сирии» Сергей Тимохин заявил, что над проблемой признания службы в САР они «бьются уже давно». По его словам, это касается не только российских военнослужащих, находившихся в командировках в этой стране в последние годы, но и тех, кто проходил там службу еще во время СССР, начиная с 1967 года, в качестве военных советников.

— Обращений сотни, может быть, даже тысячи,— сказал господин Тимохин, подчеркнув, что он уже писал письма с просьбой разобраться в ситуации «во все инстанции», а также верховному главнокомандующему Владимиру Путину и главе комитета по обороне Госдумы, бывшему командующему ВДВ генерал-полковнику Владимиру Шаманову. Тимохин отметил, что порой добиться признания факта пребывания в горячей точке сложно из-за грифа секретности на отдельных документах. «Это касается и службы в других странах: Египте, Афганистане, Таджикистане и т. д.»,— добавил он.

Председатель президиума общественной организации «Офицеры России» Антон Цветков заявил, что проблема существует, но является вполне решаемой. По его словам, в таких ситуациях, в какую попала Вера Пыленок, нужно немедленно обращаться в Минобороны. «Руководство военного ведомства крайне щепетильно относится к разрешению таких вопросов, тем более если речь идет о погибших офицерах»,— пояснил господин Цветков, отметив, что чиновники военного ведомства «реагируют мгновенно» и исключительно в пользу обращающихся. При этом он признал, что есть определенные трудности с военными, находившимися в Сирии в советские времена. Дело в том, что в некоторых случаях командировки в эту страну оформлялись как турпоездки, а по бумагам офицеры продолжали нести службу в своих подразделениях в СССР.

Член комитета по безопасности Госдумы Александр Хинштейн пояснил, что несколько лет назад участвовал в разработке поправок к закону, который устранил пробел: статус ветеранов получили российские военные, принимавшие участие в боевых действиях в 1990-е годы в Таджикистане. По словам депутата, ранее доходило до анекдотических ситуаций, когда офицеры, получившие боевые награды и даже звание Героя России, не считались участниками и ветеранами боевых действий и не получали соответствующие льготы и выплаты. Но на данный момент, говорит господин Хинштейн, «проблемы быть не должно».

Фото ТАСС

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции

Поиск

Мы в соц. сетях

Читайте последние обновления в любой из этих социальных сетей!