Непуганый кандидат. Зачем другой Гуменюк, Виталий, штурмует кресло главы Владивостока?

Странные у нас нынче выборы мэра. Как в больничной палате. Тишина, все ходят на цыпочках, и делают то, что доктор прописал. В смысле, делают вид, что в мэры баллотируются. Но один пациент особо буйный попался. Хочу, говорит, быть мэром Владивостока, и все тут! Остальные на него смотрят, плечами пожимают, мол, товарищ, уже все знают, кого выписывать в мэры будут, к чему эти лишние телодвижения? Все-таки милое дело за избирательными процессами в Приморье наблюдать… А если серьезно, решимость Виталия Гуменюка, руководителя приморского отделения «Опоры России», побороться за кресло мэра Владивостока вызывает интерес и уважение. Итак, с чем идет другой Гуменюк, однофамилец действующего врио главы Владивостока, на выборы мэра? Главное — зачем идет, если все, как говорят, уже решено?

Я — за прямые выборы мэра!

— Виталий Васильевич, 18 марта комиссия примет решение, отберет нескольких кандидатов, из которых потом депутаты выберут мэра. Вы же умный человек и понимаете, у кого в этой ситуации больше всего шансов. Тем не менее, вы упорно презентуете себя жителям Владивостока. Поясните мотивы?

— Действительно, я могу предположить, что региональная власть уже определилась с выбором нового градоначальника. Наверное, сегодня, моему однофамильцу, Олегу Гуменюку, оказано доверие по той простой причине, что он находится в должности исполняющего обязанности мэра Владивостока. Вместе с тем, у меня есть программа, есть представление, как наш город устроен. Я давно живу во Владивостоке, знаю многие проблемы изнутри — сталкиваюсь с ними: и как житель, и как предприниматель. Владивосток стал столицей Дальнего Востока и это ко многому обязывает. Мне действительно хочется, чтобы мой любимый город стал комфортнее, чтобы он достойно выделялся на фоне других городов.

— Вы во многом напоминаете мне прошлого главу города, Виталия Веркеенко. Примерно одного возраста, такой же успешный бизнесмен, у вас такое же высшее образование — юрист-политолог, и даже имена и отчества одинаковые! Однако итог деятельности господина Веркеенко известен: было много хороших обещаний, в итоге – сложение полномочий. Скажите, его опыт вас не пугает?

— Я очень уважаю Виталия Веркеенко и считаю, что он был достойным мэром Владивостока. Думаю, причины, по которым он ушел, были действительно серьезными. Что касается меня, если за что-то берусь, всегда довожу до конца. Родом я из дальневосточной глубинки, стараюсь в жизни добиваться всего сам. Считаю, что успех и настойчивость — это слова-синонимы. Про трудовую копейку все знаю, в свое время работал и матросом, и сторожем, и охранником…

Последние годы активно занимаюсь защитой прав предпринимателей. Сегодня малый и средний бизнес требуют к себе особого внимания, без этого не будет развития территории. Как руководитель «Опоры России», нахожусь в постоянном диалоге с предпринимателями всех уровней, стремлюсь вынести их проблемы и предложения на любые уровни власти. Ведь именно на плечах малого и среднего предпринимателя держится экономика, поэтому так важно на местах создавать комфортную среду для развития бизнеса. Это налоги в бюджет, это рабочие места для населения, в конце концов, это залог успешного развития территории.

— Существующая схема фактического назначения градоначальника вызывает много вопросов. Скажите, вы сторонник прямых выборов мэра или вас вполне устраивает нынешняя система политических координат?

— Я — за прямые выборы мэра. Жители Владивостока — народ свободолюбивый, и они многое понимают в политических процессах. Думаю, эти моменты надо учитывать. Трудно сказать, по каким причинам Заксобрание Приморья до сих пор не приняло во втором и третьем чтении закон, инициированный Олегом Николаевичем Кожемяко о возвращении прямого голосования на выборах глав муниципальных образований. Надеюсь, это будет сделано в ближайшее время.

Возможно, депутаты не спешат с законом, опасаясь той политической турбулентности, которая сотрясала последний год Приморье. Хотел бы подчеркнуть, что руководитель города и глава региона, безусловно, должны быть в одной лодке. Противостояние недопустимо, ибо это сводит усилия по развитию территории фактически на нет. Считаю, что нам очень повезло, в Приморье пришел действительно сильный губернатор, перед которым федеральным центром поставлены глобальные задачи. В этой ситуации мне совершенно понятно желание Олега Николаевича видеть в кресле мэра Владивостока соратника, человека, который не будет, образно говоря, ставить свои политические амбиции впереди паровоза. Именно поэтому мэр Владивостока должен быть частью команды губернатора. Это с одной стороны. Но, с другой стороны, и я в этом убежден, мэр должен иметь поддержку и уважение горожан. Без этого ничего не получится.

Без народа каши не сваришь

— А как же известный тезис о том, что мэр — это только хозяйственник и ничего более?

— Не согласен! Безусловно, в тандеме: губернатор — мэр, глава региона — более стратегическая и политическая фигура. Но мэр не должен быть лишен права голоса в диалоге с губернатором. При этом, его позиции должны быть выверены и согласованы с населением. Сводить должность мэра только к хозяйственной деятельности я бы не стал. Безусловно, мэр должен разбираться в городском хозяйстве. И все же мэр Владивостока — это лицо столицы Дальнего Востока. И от того, каким это лицо будет, во многом зависит отношение инвесторов.

Другой момент — мэр должен быть открыт и доступен, должен знать проблемы не по аналитическим запискам своих помощников, а от самих горожан. Без обратной связи с жителями города каши не сваришь. Мне очень нравится практика работы региональной власти Краснодарского края: там происходят народные сходы. Я бы хотел, чтобы мэр Владивостока регулярно встречался с гражданами, обсуждал проблемы, вместе с жителями подводил итоги сделанному.

К слову, такие встречи практикует губернатор Кожемяко с приморским бизнесом. И это отличная практика.

— Есть тезис, что кандидат в мэры Олег Гуменюк — это человек Олега Кожемяко, хотя некоторые говорят, что это человек Владимира Николаева, но мы не будем это комментировать. Интересно, а чей человек Виталий Гуменюк? Говорят, что Юрия Трутнева. Это правда?

— К сожалению, нет! Хотя я бы почел за честь быть «человеком Трутнева», потому что глубоко уважаю Юрия Петровича, его позицию и его работу. Но я обычный человек, и не принадлежу ни к какой финансовой группе.

— Что вам кажется самым важным в работе мэра Владивостока, безотносительно того, выберут вас на эту должность или нет?

— Повторюсь, мне бы хотелось, чтобы в будущем исполнительная власть Владивостока была максимально открыта для горожан. Чтобы любой житель города мог сказать: мы с мэром эти вопросы обсуждали, он нам свою позицию доводил, а мы высказали свои пожелания. Глава должен не просто реагировать на запросы населения, но и согласовывать интересы федеральных и региональных органов власти во благо развития Владивостока и в интересах населения.

Проблем в городе много: от разбитых дорог, плохо работающего общественного транспорта до стратегических просчетов, касающихся развития территории в рамках закона о Свободном порте Владивосток. В этой части у города заложен громадный потенциал, который может стать точкой роста, способной дать движение вперед. Увы, пока это «фишка» из разряда умозрительных. На мой взгляд, главная задача мэра Владивостока на сегодняшний день — двинуть эту фишку вперед. Без этого не будет роста экономики. Ничего не будет!

— Виталий, скажите, почему вы беспартийный? Вас же наверняка, как и любого бизнесмена, звали в «Единую Россию»…

— Звали. Но я не пошел. Не совсем согласен с тем, что и как делает «Единая Россия». Наша «Опора России» — это общественная организация, которая с равным уважением относится ко всем партиям, и поэтому, на мой взгляд, вполне логично, что руководитель вне партийного движения. Я — за развитие бизнеса и местного самоуправления вне идеологий. Да и народ видит — от наличия партий жизнь лучше не становится.

Моя личная идеология простая: работать так, чтобы жизнь вокруг менялась к лучшему, потому что я никуда из Владивостока уезжать не собираюсь. И вопрос комфортности окружающей среды — это и мой личный вопрос, у меня здесь дети растут. Наверное, если бы существовала партия здравого смысла, я бы подумал над тем, чтобы туда вступить. Но пока — нет. Поэтому, как большинство жителей Владивостока, я беспартийный.

Перед туристами стыдно!

— Хочу задать вопрос-тест. Сейчас много разговоров ходит на тему установки статуи Христа в 68 метров высоты на Крестовой сопке. Как вы к этому относитесь?

— Считаю, что с точки зрения туристической привлекательности место отличное. Но какого рода статуя должна там стоять: этот вопрос надо обсуждать с народом. Мое личное мнение — я бы не хотел, чтобы там стояла статуя Христа. При том, что я — человек православный. Но установка таких статуй, как вы знаете — не православная традиция… Кроме того, Владивосток — город, где проживают жители многих конфессий. Это и буддисты, и католики, и мусульмане… Считаю, что статуя, которая, безусловно, станет лицом города, должна объединять его жителей. Должна отражать уникальный колорит Владивостока, не отделяя нас от повестки портового города. Это может быть царь морей — Нептун, тигр или кто-то еще, вариантов много. В любом случае, решение — за жителями.

Но необходимо помнить, что мы Столица. Это должны ощущать жители. Это должны знать и понимать наши соседи. В этой связи, брендирование Владивостока — одна из основных задач, стоящих сейчас перед руководством города. Фактическое восприятие Владивостока как столицы Дальнего Востока напрямую связано с появлением нового бренда города. И мы его должны создать.

— Одной из насущных проблем города является транспортная. Владивосток , с его обилием машин, вечно стоит в пробках, жители ездят на плохих автобусах, на дороги вообще без слез не взглянешь… Начнем с простого. Вы согласны с той схемой движения, которая сегодня имеет место в центре города?

— Не согласен. Безусловно, эта схема требует реформ. Мы все помним, что вводилась она как экспериментальная. Практика показала, что схема эта неэффективная, тем не менее, ее никто не меняет. Мэрии не до того, наверное. Тем временем, с Океанского проспекта автобусы уходят налево, потом, пересекая все ряды, идут на остановку «Изумруд», откуда опять уходят налево, создавая большие сложности для автомобилистов. Давно пора предметно изучить опыт Японии и Кореи, где отработаны схемы движения, выстроена система светофоров.

Другой момент: у нас негде высаживать туристов! Это же позор: гостей города все больше, автобусов туристических десятки, а оборудованных мест для их остановки нет. Надо хотя бы на центральной площади оборудовать временную стоянку! Дальше нужно садиться со специалистами, прорабатывать схемы, формировать новую графу бюджета, обсуждать с горожанами. Дальше с этим мириться просто невозможно.

Развитие единой городской транспортной сети, разгрузка наиболее проблемных ее участков — это и есть тот основной участок работы, который определит будущий облик столицы.

— Еще одна «зависшая» точка во Владивостоке — это Набережная Цесаревича и асфальтированный пятачок, где нам который год обещают рыбный рынок. Ваше видение этой территории?

— Набережная Цесаревича получила бы вторую жизнь, если бы функционировали здания, которые там находятся. Не понимаю, почему этим вопросом никто не занимается. Здания стоят на балансе у Центра судоремонта и судостроения. Давно пора провести переговоры, взять их городу на баланс и вдохнуть в них, наконец, жизнь. Что это за бредовая ситуация: громадные пустые здания в таком шикарном, с туристической точки зрения, месте? Там можно разместить кафе, кружки для детей, выставочные залы, да много чего!

Что касается перспектив рыбного рынка, то в свете близости к прогулочной зоне Набережной Цесаревича мне эта идея кажется не слишком удачной. Вы хотите гулять с детьми в месте, где, скажем мягко, сильно пахнет рыбой? На месте планируемого рыбного рынка лучше построить вокзал прибрежных сообщений, которого у нас, фактически, нет. То временное сооружение, которое находится поблизости от Морского вокзала, не выдерживает никакой критики. Я этот, так называемый, вокзал из окна нашего офиса наблюдаю. В сезон туда большое количество туристических автобусов привозят, так мне страшно за туристов, когда они с пирса на катера пересаживаются. Чудом в воду не падают! Не говоря уже о том, что автобусы зачастую перекрывают движение из торгового порта. К слову, у нас, в «Опоре России», есть предприниматели, которые, при понятном подходе и грамотном управлении, могут взять на себя все морские перевозки, вплоть до покупки новых паромов.

В целом, считаю, тему прибрежных перевозок нужно поднимать. К примеру, у нас люди живут и на острове Попова, куда ходить катерам совершенно нерентабельно. Власть должна это признать, и взять ответственность на себя.

Пройдемся по больному …

— Виталий, давайте пройдемся по больному, по дорогам Владивостока… Одного мэра эти дороги даже в Матросскую тишину привели, однако не меняется ничего. Схема одна и та же: каждый год кладут асфальт, закатывая туда безумное количество денег, и каждый год асфальт сползает… Вопрос — нельзя ли пригласить китайцев? Нашим горе-специалистам веры уже нет.

— Уверяю вас, сейчас есть и российские компании, которые делают дороги с учетом современных технологий. Наша проблема в том, что тендер на ремонт из года в год выигрывают, мягко говоря, не самые лучшие дорожные строители. На мой взгляд, это вопрос политической воли. С приходом нового руководителя все можно изменить, если будет желание, конечно. Другой момент — взаимодействие мэра города с управляющими компаниями. От них также многое зависит, в частности, состояние внутрикварталки. Знаете, за всю свою жизнь во Владивостоке я ни разу не слышал, чтобы мэр Владивостока сказал: у нас толщина дорожного покрытия соответствует всем нормам и СНИПам. Выбить устоявшихся игроков из тендеров очень легко: призвать их к ответственности! Уверен, в их работе масса нарушений.

— Согласна. Но для этого нужно одно: чтобы мэр думал о городе, а не о своем кармане. Обещать перед выборами все мастера, а как до дела дойдет, так мы все видим, как это бывает…

— Что я могу на это сказать? Вы правы. Думаю, самой действенной страховкой для горожан, в части исполнения мэром обещанного, должен стать жесткий публичный контроль и прозрачность работы мэрии. Я бы программу мэра постоянно держал в публичном режиме, с привлечением интернета. Если хотите, работа мэрии он-лайн. Плюс, повторюсь, постоянные отчеты перед горожанами. Мэр города не может быть супервсезнайкой. Мнение народа очень важно.

— Вот еще фуры грузовые очень бесят. Мэры меняются, фуры остаются, с ними — пробки на дорогах, не говоря уже про просевший асфальт…

— Наши порты строились в далекое время, давно уже требуют модернизации, в том числе, в части дорожной инфраструктуры. Мое мнение — это не правильно, когда груженые фуры заполоняют городские трассы. Хорошая идея с ВКАДом, но она очень глобальная. Я бы голосовал за промежуточное решение: построить мост с Токаревской кошки на Русский, с выходом на университетскую трассу и с последующим выездом на объездную. Это позволит основному грузовому транспорту, двигающемуся из порта и в порт, избежать затруднений при движении по городу. Давно пора связать Эгершельд с Русским островом. Таким образом, большую часть Эгершельда и центр города мы разгрузим.

— Недавно Госдума приняла закон о запрете размещения хостелов в жилых домах. Хотелось бы услышать ваши комментарии, не только как кандидата в мэры, но и как руководителя «Опоры России».

— Тезис, что хостелы в жилых помещениях создают проблемы жильцам, на мой взгляд, довольно спорный. Проблемы могут и соседи создавать, но это не значит, что им надо запретить жить в доме. Это вопрос правового регулирования. Решение Госдумы сильно ударит по туристическому рынку, вытесняя оттуда как раз мелких и средних предпринимателей. Понятно, что этот закон пролоббировали владельцы крупных отелей. Запретить — дело нехитрое, но надо понимать, что таким образом мы отсекаем массу бюджетных туристов, молодежи, которая как раз селится в хостелах. Я бы не голосовал за этот закон. И, очевидно, не один я так думаю, Совфед, как вы знаете, этот закон пока отклонил. Что, в общем, случай редкий.

— Жителей Владивостока очень раздражает городской транспорт. Автобусы у нас зачастую, разбитые, бывает — грязные, с водителями, говорящими по телефону во время движения, заканчивающие работу слишком рано… Предположим, Виталий Гуменюк — мэр. Ваши действия в этом направлении?

— Понимаю и разделяю ваше возмущение. К сожалению, то, что вы говорите, все реальность. Я, как и многие горожане, хотел бы видеть совершенно иную картину. Единую марку городского транспорта, водителей в форме, вежливых, с аккуратным вождением. Все это сегодня кажется фантастикой, но во многих городах дело обстоит именно так. На сегодняшний день отношения мэрии с перевозчиками не выстроены, много проблем и конфликтов. Достигнуть баланса в таком режиме с предпринимателями не получится. Власть отбирает лучшие маршруты, оставляя коммерческим перевозчикам худшие. Споров много, пока решения нет. Я бы набрался смелости и сказал — ребята, вы нам вообще в городе не нужны, мы сами обеспечим нашу городскую транспортную сеть. Дотации нужны! Нужно создать организацию, которая возьмет на себя ответственность, станет неким центром управления. Понимаю, это глобальные шаги мэра города, которые вызовут сопротивление предпринимателей, но будут социально значимы. Не вижу иного выхода.

Жизнь кончается не завтра

— Возвращаясь к выборам градоначальника. Виталий, если смотреть правде в глаза, шансов стать мэром у вас немного. И, наверное, вы не можете этого не понимать. Что будете делать, если не выиграете конкурс?

— Надеюсь, жизнь кончается не завтра! Если серьезно, мечты стать мэром у меня никогда не было, ситуация вытолкнула. Долго сомневался перед тем, как отнести документы на конкурс. Главным побудительным мотивом стало понимание того, что действительно могу быть полезным на этом посту. Опыт, полученный в «Опоре России», в этом смысле, бесценный. Не могу сказать, что стал за эти годы экспертом во всех областях, но, поверьте, многие процессы понимаю достаточно глубоко. Не выиграю конкурс — продолжу работать в «Опоре России», там дел невпроворот.

— А вдруг повезет, мэром станете. Не боитесь плохой кармы должности?

— Я вообще в жизни мало чего боюсь. Болезней родных людей, к примеру, боюсь. Признаюсь, еще тигров боюсь! Один раз в жизни встретился с тигром в лесу, в тридцати метрах от меня стоял, вся жизнь в этот момент перед глазами промелькнула. Благо, зверь сыт был, развернулся и убежал. А я в другую сторону, очень быстро! Правда, опытные охотники потом говорили, что это добрый знак.

— Так вы, наверное, теперь в лес не ходите?

— Наоборот, очень люблю лес и вообще природу. У меня же отец был лесничим. Самый лучший для меня отдых — побыть наедине с природой. Мне это силы дает, наполняет. На выпускном экзамене в школе сочинение писал по книге Арсеньева «Дерсу Узала», знал ее практически наизусть. Хотя охотиться не люблю, не мое это. Вот спорт — другое дело. Когда испытываю эмоциональные перегрузки, с удовольствием хожу в борцовский зал, разгружает очень сильно. А летом — ходим на катере с семьей и друзьями, рыбачим, ныряем, готовим. Все-таки замечательная у нас во Владивостоке жизнь! Но есть нюансы, которые хотелось бы поправить.

Лада ГЛЫБИНА

Фото Валентина ТРУХАНЕНКО, Юрия МАЛЬЦЕВА, Анастасии БАЗАРНОВОЙ, Александра БОРИСЕНКО, Игоря НОВИКОВА и PortoFranko

Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции
14.03.2019


Читайте новости PortoFranko в WhatsApp и в Telegram!